00:02 

Этюд дождя и снега

OE Big Bang 2017
Название: Этюд дождя и снега
Авторы: itildin и Shelby*
Бета: Аларис
Иллюстраторы:Scrutinizer и Тамриэлла Эн.
Размер: макси, 20175 слов
Категория: слэш
Жанр: романс, ангст
Пейринг/Персонажи: Валентин Придд/Арно Савиньяк, Айрис Окделл, Норберт Катершванц, Йоганн Катершванц, Юстиниан (Джастин) Придд, Лионель Савиньяк
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Модерн-АУ, современный Талиг. Бывшие одноклассники Валентин и Арно создают свою музыкальную группу. Судьба дает им шанс – возможность концерта в престижном месте. Но в этот момент в их жизнь вплетаются неожиданные и неприятные события, которые ставят под угрозу то, к чему они всегда стремились.
Предупреждения: модерн-АU
Дисклеймер: Все принадлежит В. В. Камше.
Примечание: Фик написан на OE Big Bang 2016
Ссылка для скачивания: .doc и .pdf

Часть первая


Месяц Осенних Скал 400 года Круга Волн

* * *

Если подъезжать к Торке с юга, то первое, что бросается в глаза — заснеженный пик горы Айзмессер на горизонте, знак границы с Дриксен. Из-за этого кажется, что Торка уже близко, но, учитывая высоту горы, расстояние обманчиво, а по сторонам магистрали продолжают простираться холмы и поля. Дальше дорога все больше забирает ввысь, а в некоторых местах вьется серпантином.

Сам город расположен среди горных массивов, на левом берегу недовольно ревущей Шнеештрааль. На другом берегу реки уже Бергмарк, а недалеко от Торки находится небольшое поселение Агмари, куда обычно ездят любители зимнего туризма.

Торка тоже привлекала туристов — с годами город все больше разрастался, постепенно спускаясь с гор. Узкие пешеходные улицы, витиеватые лестницы, веселые горные ручьи под затейливыми мостами, золотистые фонари, которые туманными вечерами, казалось, парят в воздухе.

Сейчас как раз была осень, день постепенно клонился к вечеру. С севера наползали темные тучи — скорее всего, будет дождь, а то и гроза. Но пока что заходящее солнце еще освещало город, окрашивая дома в рыжеватый оттенок, поблескивая красным и золотым в окнах. На одной из главных площадей города было оживленно, как и всегда. Разноцветные зонтики и столики уличных кафе, тенистая липовая аллея с лавочками, уходящая вглубь города, звук проезжающих по краю площади трамваев, негромкая музыка, смех и разговоры.

Слева от здания талигойского филиала «Бергер-банка» находился не так давно построенный жилой комплекс. Светло-бежевый фасад, песочные рамы окон, подъезды, украшенные зеленью и вьющимися растениями. Если прислушаться, можно было услышать, как из открытого крайнего левого окна на последнем этаже доносятся звуки рояля.

Рояль был черного цвета, урготской фирмы «Гроссфихтенбаум». На его пока что закрытой крышке устроилась изящная скрипка со смычком — слегка поцарапанный корпус явно указывал на частое использование. На правом краю рояля распространяла тонкий, едва уловимый аромат ванили с апельсином ароматическая свеча в специальном стакане. Легкие занавески то и дело колыхались на ветру, а в открытое окно вливался шум улицы, но пианисту это не мешало — он был полностью увлечен игрой и находился в собственном мире — в мире музыки.

Играл на рояле Валентин Придд, а за его игрой, пристроившись прямо на полу, с интересом наблюдал Арно Савиньяк.

* * *

Валентин сидел за роялем, словно в полусне прикрыв глаза, его руки летали над клавишами. Время от времени он останавливался и торопливо черкал что-то в нотной тетради на пюпитре. На полках таких тетрадей лежало множество — и новых, и уже использованных. Из одежды на Валентине был лишь небрежно накинутый на плечи плед, то и дело норовящий сползти и упасть. Арно сидел на таком же пледе, только сложенном, на «ступеньке», как он называл возвышение в квартире, где находился рояль. Из одежды на Арно не было вообще ничего, зато рядом, у ножки рояля, стояла полупустая бутылка вина и бокал. Второй бокал находился рядом со свечей, и темная жидкость в нем время от времени вспыхивала красновато-золотыми бликами.

— Мне не нравится это место, — вдруг произнес Валентин, перестав играть. — Но я не знаю, как его переделать.

— Переход? — Арно вскинул голову, глядя снизу вверх. Светлые, слегка волнистые волосы были перечеркнуты несколькими вызывающе яркими алыми прядями. Он внимательно наблюдал за Валентином, разглядывая, насколько потрясающе и — чего скрывать — притягательно тот выглядел за своим любимым инструментом. Особенно без одежды, набросить которую они оба после всего поленились. Мысли ушли куда-то совсем не туда, и Арно заставил приятный туман, вызванный вином, рассеяться, а то они не песню дописывать будут, а продолжат постельный марафон, которому с наслаждением предавались с самого утра. А им послезавтра в студию — демо-записи группе показывать и вообще, пора заняться делом. Второй альбом и тур прошли с успехом, отпуск тоже удался, а теперь пришло время снова поработать. Арно даже успел соскучиться по студии и по ребятам. Валентин молодец, что сумел сделать это — собрать их вместе. — Сыграй еще раз, пожалуйста? — он прикрыл глаза, вслушиваясь. — Понял, — он лениво потянулся за вином, подлил себе еще немного и отпил небольшой глоток. «Змеиная кровь», подарок Джастина, старшего брата Валентина. «Для вдохновения на третий альбом», как сказал Джастин, провожая их в аэропорту. На Марикьяру они летали втроем и замечательно отдохнули. Валентин и Арно дальше летели в Торку, а Джастин остался в Олларии. Что ж, для вдохновения вино вполне годилось. Арно еще раз мысленно проиграл мелодию — с абсолютным слухом это не представляло проблем — и медленно кивнул. — Ты сейчас в какой тональности? Соль?

— Соль-мажор, — подтвердил Валентин.

— Попробуй стандартные аккорды — соль-до-ля-ре-соль, а потом переходи в ми-минор и дальше до-фа-си-ми. Ну, сам понимаешь — тоника-шестая-вторая-доминанта-тоника. Банально, зато красиво, если обыграть как нужно.

— Обыграем.

Валентин задумался, глядя на клавиши, а потом кивнул сам себе и снова начал играть. Его лицо озарилось улыбкой.

— Да-да, я гений, знаю, — усмехнулся Арно, дождавшись, когда Валентин запишет получившееся в тетрадь. — Эта была последняя?

— Да, — Валентин придирчиво просмотрел записи и сделал несколько поправок. — Завтра запишем ее? Подумаешь над своей партией, чтобы сразу?

— Конечно. «И единственное, что остается навсегда — это переход из соль-мажора в ми-минор»*, — вдруг процитировал он строчку из одной песни.

Валентин удивленно взглянул на него, а потом усмехнулся.

— Кто бы мог подумать, что ты до сих пор так хорошо помнишь теорию гармонии.

— Чего там помнить? — удивился Арно, потянулся и встал. — Что красиво звучит, то и есть гармония, — он подошел к Валентину, бесцеремонно опустился ему на колени и ладонью отвел назад каштановые пряди, открывая несколько лиловых, спрятанных в глубине волос.

Алые и лиловые пряди.

«Нужен же нам какой-то особый сценический образ, так почему бы и нет?»

Их собственный знак, молчаливая договоренность. Один из многих знаков принадлежности друг другу, хотя куда уж больше. Они и так были вместе уже больше пяти лет и не представляли жизнь по-другому.

За окном громыхнуло, первые крупные капли дождя застучали по карнизу. Арно вскинул голову, глядя на улицу, и прижался к Валентину.

— Гроза.

— Да.

— На сегодня закончил?

— С музыкой — да, — Валентин провел пальцами по виску Арно, притягивая его к себе и целуя. — С тобой — нет.

— Тогда идем на более удобную для этого поверхность, — насмешливо предложил Арно.

Порыв ветра, ворвавшийся в комнату вместе с дождевыми каплями, зашелестел забытыми на рояле нотами. Несколько листков слетели на пол, свеча зачадила и погасла. Ни один, ни другой этого уже не заметили.


Месяц Летних Волн 394 года Круга Волн

* * *

— Ты уверен, что хочешь учиться именно в Торке? — Юстиниан Придд, для семьи и друзей «да просто Джастин», уверенно вел машину по торкской магистрали. Ноймар и ноймарская скоростная магистраль остались далеко позади, и теперь дорога постепенно поднималась в гору. Судя по указателям, ехать оставалось около часа, и пока в городе сориентируются — Джастин вроде знал, где живет сестра — теоретически, а вроде и понятия не имел, как туда доехать. В Торке и ему, и Валентину предстояло побывать впервые.

Валентин отвлекся от разглядывания леса — кажется, на самом верху сосны сидел орел — и взглянул на брата.

— В Торке лучшая музыкальная школа и академия в Талиге, — серьезно произнес он. Несмотря на то, что ему было всего тринадцать, с будущим он четко определился. Играл на пианино он с детства и хотел продолжить этим заниматься уже всерьез и после школы. Поэтому, взвесив все за и против, Валентин решил перебраться в Торку к сестре. Ирэна и Август недавно переехали туда по работе и жили в небольшом загородном доме. — Разумеется, хочу.

— И тебе все равно, что я буду далеко, — огорченно покачал головой Джастин. — Бездушный ты человек.

Укоризненный взгляд Валентина, может, и заставил бы его покраснеть, если бы он не наблюдал за дорогой. Они ехали уже несколько часов, до этого останавливались в Вайзтанне в мотеле заночевать. Правда, встали рано и решили не рассиживаться, а поехать и встретить рассвет в пути, в компании шадди, захваченного на заправке. Зрелище оказалось волшебным, и оба были рады, что пожертвовали утренним сном ради этого.

Путь из Олларии в Торку был неблизкий, а отпускать ребенка одного и на общественном транспорте — даже на самолете, даже если в аэропорту его встретят — Ангелика отказалась наотрез. Вальтер был занят на работе, поэтому, посомневавшись, выдал ключи от второй машины старшему сыну — «все равно у тебя каникулы, вот и сделай что-нибудь полезное». Джастин с непроницаемым выражением лица выслушал напутствия отца — «если начнешь лихачить, пусть и на пустынной ровной магистрали, я тебя»… Права у него были с восемнадцати, но ездил на машине он нечасто, поскольку жил и учился в Олларии, и легче было пройтись полчаса пешком до университета или сесть на трамвай, чем часами стоять в пробках. Когда отец закончил, Джастин отстраненно напомнил о том, что он чуть ли не единственный не пьющий и не курящий студент на своем курсе, и вообще, за кого его принимают, после чего торжественно поклялся во всем, в чем родители просили и, закинув в машину Валентина и его вещи, отправился на север.

Едва выехав на скоростную магистраль за Олларией, Джастин позволил себе расслабиться и врубил магнитолу на полную громкость, разогнав старенького «Линарца» почти до двадцати трех хорн в час. На большее не решился, прекрасно осознавая ответственность не столько за машину и за себя, сколько за брата. Но хотелось хотя бы немного оторваться, без родителей-то! Валентин не возражал, наоборот, был в восторге от того, что ему предстоят два дня путешествия только с Джастином, и никто не будет им мешать — можно говорить о чем угодно и без посторонних.

— В самом деле, — поняв, что взгляд проигнорировали, сказал Валентин.

Джастин смущенно подергал сережку в ухе и неопределенно хмыкнул, плавно перестраиваясь так, чтобы объехать длинный грузовик.

— Просто я правда буду скучать, — вдруг произнес он извиняющимся тоном. — Не с Клаусом же мне обсуждать всякие… щекотливые темы и советоваться. И не с Питером.

— Я, вообще-то, для твоих щекотливых тем тоже не особо взрослый.

— По документам, — хмыкнул тот. — А так кажешься чуть ли не взрослее меня. Да и понимаешь все, что нужно.

— Интернет никто не отменял.

— Да ну его, — Джастин огорченно тряхнул собранными в хвост волосами — предметом постоянных пререканий с отцом, который считал, что будущему юристу, даже студенту, подобное не к лицу и выглядит несолидно. Про серьгу и связанный с ней скандал Джастин предпочитал лишний раз не вспоминать. Преподаватели в университете, особенно их женская часть, с Вальтером в этом мнении явно не сходились. — Впрочем, ничего. Если после гонки, которую я устрою на обратном пути, я не угрохаю себя и машину, есть шанс, что отец отдаст ее мне насовсем. Тогда буду иногда к тебе приезжать.

— Было бы здорово, — искренне сказал Валентин и, чуть помедлив, добавил. — Я тоже буду скучать.

Джастин, не глядя, потянулся и взъерошил ему волосы.

— Знаю, Вальхен. Зато представь, как здорово будет, если на каникулы я буду за тобой вот так заезжать, а потом назад, как сейчас? Каждый раз — маленькое приключение.

— Я напишу об этом историю, — решил Валентин. — Музыкальную историю, — поправил он себя. — О рассвете в горах и о путешествии.

Джастин взглянул на него и вдруг совершенно серьезно произнес:

— Знаешь, я нисколько не сомневаюсь, что ты многого добьешься своей музыкой.

* * *

Вступительные экзамены Валентин сдал с легкостью почти сразу, как приехал в Торку, а осенью пошел в первый класс старшей школы и в музыкальную школу. Август с Ирэной купили ему какое-то мудреное пианино с наушниками, чтобы при игре слышать только себя и не мешать другим. Валентин проводил за ним большую часть времени — пытаясь сначала неуклюже, потом уже более уверенно сочинять что-то свое. Электрическое пианино ему не очень нравилось, но он понимал, что выбора особо нет — иначе что Август и Ирэна, что соседи сойдут с ума. Впрочем, в музыкальной школе было несколько кабинетов специально для тех, кто хотел заниматься прямо там, и ему иногда удавалось занять один из них.

Арно Савиньяка Валентин впервые заметил на уроке сольфеджио — обратил внимание на знакомое лицо и неожиданно вспомнил, что этот мальчик со светлыми волосами из его класса. Надо же, и в музыкальной школе тоже учится? По футляру, который Арно носил с собой, стало ясно, что он играет на скрипке. Они не общались — в классе вокруг разговорчивого и смешливого Арно и так постоянно толпились девчонки и парни. А Валентин обычно проводил перемены, не вылезая из-за парты — писал сообщения на телефоне Джастину или пытался успеть за пять минут сделать хотя бы частично письменные домашние задания, чтобы дома осталось больше времени на музыку.

Знакомые рассказывали, что Арно живет в Торке с детства, поскольку его отец — военный, а здесь неподалеку расположена база. Кажется, у него двое старших братьев, но их Валентин не видел ни разу — похоже, жили где-то в другом городе или даже в другой стране. Зато он видел его мать — немолодую темноволосую женщину, близоруко щурившуюся на дальние предметы.

В то время Валентин даже не подозревал, что всего лишь через полгода самым невероятным образом сблизится с Арно, и какие в крайней степени интересные в его жизни события это в итоге за собой повлечет.


Месяц Осеннего Ветра 400 года Круга Волн

* * *

— Охренительно, — честно сказала Айрис, снимая наушники. — На этот раз вы превзошли себя, ребята.

Норберт и Йоганн, отслушавшие демо-записи раньше Айрис, согласно закивали. Норберт, судя по тому, как что-то сосредоточенно выстукивал барабанными палочками по краю стола, уже озаботился своими партиями.

— Когда приступаем к репетициям? — деловито осведомился Йоганн, с любовью косясь на бас-гитару, прислоненную к стене.

— Со следующей недели, — Валентин сверился с записями в блокноте.

— Как раз успею разобраться с гитарными партиями, — кивнул Арно, утаскивая пончик из общей коробки на столе.

— Так ты, вроде, уже, — улыбнулась Айрис, отпивая чай из своей рабочей кружки. — Вы же вместе все пишете.

— Пишем, но все равно — демки же, — возразил Арно. — Пианино плюс скрипка — это одно, их я сразу делаю, да. А гитарные партии — другое, это я вместе с вами, а то мало ли.

— Кстати, слышали? — Йоганн порылся в сумке и кинул на стол потрепанный номер «Музыка сегодня — музыка всегда». — «Найери» снова на вершине чартов — скорее всего, по случаю ожидания нашего третьего альбома.

— Да ладно, — Арно удивленно приподнял брови и, доев пончик, потянулся за журналом. — Ну, ничего себе! Норберт, выпьем на радостях твою медовуху?

— Полагаю, Катарина в экстазе? — усмехнулся Валентин и, повернувшись к Норберту, нарочито сурово добавил. — Только попробуй запить перед записью альбома. И коллектив мне не спаивай!

Тот расхохотался, прекрасно зная, что Валентин шутит. Что Норберт, что Йоганн позволяли себе по паре кружек пива или чего покрепче не слишком часто, по настроению, особенно после концертов и в выходные. Айрис не пила вообще. Они с Арно обычно пили вино, и то только в творческие вечера, когда Валентин писал песни.

— Катари еще как довольна, — сообщила Айрис, усмехнувшись. — Теперь ясно, почему. Ребята, не знаю как вы, а я по демкам вижу, что третий альбом получится классным.

Менеджер у них появился уже после выхода первого альбома. У Катарины Оллар было неплохое чутье на возможный успех, и в «Алой волне» она увидела то, что еще семь лет назад увидел в Валентине Джастин — огромный потенциал.

— Доверьтесь мне, — сказала им тогда миниатюрная женщина с пепельной косой. — И через пару-тройку лет будете выступать на Валмонском.

Черно-бело-зеленый Валмонский стадион в Олларии с девизом «Мы быстрее» над главным входом, вмещавший пятьдесят тысяч человек, был мечтой любой начинающей группы — выступление на Валмонском означало, что они сумели добиться успеха.

После некоторых сомнений Валентин все же рискнул довериться Катарине. И не прогадал. Их второй альбом — «Найери» — стал весьма успешным, особенно одноименный сингл. И, если раньше они давали концерты в небольших клубах и на рок-фестивалях, то теперь на горизонте маячила вполне реальная возможность куда большего.

После выхода первого альбома группа работала практически в ноль, а то и в минус — они играли на благотворительных мероприятиях, бесплатно, лишь бы хоть как-то раскрутить группу, в то время еще никому неизвестную. Выбранное ими направление, симфоник-метал, являлось не самым популярным, но все верили в то, что делали. Как показало время, терпение окупилось, и группу стали замечать, приглашая уже в более престижные клубы и на более крупные фестивали. Небольшие колонки в местных газетах и редкие интервью тоже поспособствовали постепенной раскрутке. Энтузиазма у них было хоть отбавляй, поэтому никто не жаловался, но все равно стало приятнее играть после выхода второго альбома — когда музыка начала, помимо удовольствия, приносить и ощутимый доход.

Если для Арно и Валентина деньги не были настолько важны — им помогали и поддерживали семьи, то для Айрис, например, это играло огромную роль. Ее семья, то есть мать была категорически против того, чтобы Айрис стала… цензурного в определении занятия дочери Мирабеллой Окделл было мало, но суть была ясна — если Айрис не откажется от группы и не вернется в Надор, то Мирабелла откажется от дочери, ведь шоу-бизнес — не лучшая карьера для приличной девушки. Айрис выбрала группу и не жалела об этом ни дня. Тем более академию она не бросила, как и Валентин — оба продолжали учиться, пусть и заочно, но исправно сдавали зачеты и экзамены.

Норберт и Йоганн учились в торкской рок-академии, поэтому у них проблем вообще не возникало, их преподаватели засчитывали выступления как концертную практику.

Арно же, как только появилась группа, бросил академию. «Чтобы не отвлекало», как он выразился. Валентин несколько раз пробовал поговорить с ним, но это оказалось бесполезно, и пришлось отступить. В конце концов, раз он так хочет, пусть. Не маленький уже, сам может решить. Зато у Арно появилась возможность полностью сосредоточиться на делах группы, и доверие он оправдывал на все двести процентов.

— Срочно учим слова, Айри? — Арно подмигнул ей.

Айрис Окделл была ведущей вокалисткой, а Арно чаще бэк-вокалом, хотя в некоторых песнях солировал. На самом деле Валентин тоже обладал неплохим голосом, но петь отказывался наотрез — только иногда, наедине показывал, как именно должен звучать тот или иной отрывок. Арно как-то раз попробовал поднять тему «а почему бы и тебе не», но ничего не добился. Зато Валентин придумывал песни, и в студии во время записи альбома чуть ли не ночевал.

— Учим, — воодушевленно согласилась Айрис, разглядывая свою распечатку с текстами.

— В общем, так, — подвел итог Валентин. — Раз всем все нравится, у нас неделя на то, чтобы привыкнуть к альбому и посмотреть, кто что может, а потом начинаем репетировать и записывать. Если все пойдет, как нужно, в середине зимы поедем в Хексберг.

— Снова хочешь привлечь их оркестр и хор? — Йоганн одобрительно кивнул. — Хорошая идея.

— Ребята здорово играют, — Айрис с интересом просматривала тексты. — Я только за. Ух ты, Вальхен, вот это особенно классно.

— Спасибо, — Валентин улыбнулся. Он всегда волновался перед тем, как показать остальным получившееся, хоть и тщательно это скрывал. Арно осторожно сжал его плечо в знак поддержки, а потом, плюнув на все, обнял со спины. Ребята и так знают и им нормально, а остальные — да пошли они к кошкам. К счастью, об их отношениях Валентин думал примерно также, поэтому не стал стряхивать руки Арно, а наоборот расслабился и откинулся назад, прижимаясь к нему.

Пресса давно проявляла повышенное внимание к личной жизни участников группы, но пока дальше слухов ничего не выяснила. В интервью они ловко избегали этой темы, и на публике вели себя более чем пристойно. От друзей же и не скрывались. Валентин — потому что в принципе не любил лгать, Арно — потому что ему было все равно.

— Альбом должен выйти в конце весны, — сообщил Арно, продолжая обнимать Валентина, поглаживая его плечи. — А летом начнется тур.

— Катарина уже говорила, когда у нас намечена фотосессия для альбома?

— Кошки его знают, — честно ответил Норберт.

— Х-м-м, — Айрис покрутилась на стуле и решительно вскочила, тряхнув косами. Трудно было представить, что эта худощавая девушка в обычной клетчатой юбке и черной водолазке на сцене полностью преображалась. — Пойду, найду Катари, и заодно переговорю с ней насчет этого дела, — сказала она. — А то надо бы успеть до фотосессии подстричься. Йоганн, руки прочь, этот пончик — мой!


Месяц Весенних Молний 394 года Круга Волн

* * *

Первый учебный год в Торке пролетел почти незаметно. Из-за домашних заданий и занятий по музыке свободного времени у Валентина почти не оставалось, поэтому, когда наконец-то выдался свободный день в конце весны, после предпоследней порции тестов и зачетов, он вздохнул с облегчением. Погода для Торки в это время года стояла хорошая — снег уже почти весь растаял, деревья, покрытые светлой молодой листвой, начинали зацветать. Валентин решил прогуляться по городу, заодно отдохнуть от сонат и задач по математике — от экзаменов в двух школах одновременно голова шла кругом.

Пересекая одну из центральных улиц, он спустился в подземный переход… и замер, почти перестав дышать, боясь даже двинуться, чтобы не разрушить волшебство момента. В переходе кто-то, окруженный небольшой толпой случайных прохожих, играл на скрипке. Разумеется, Валентин и раньше слышал, как играют на скрипке — Август и Ирэна иногда водили его на концерты в Агмари-холл, и он слушал классическую музыку дома. Но эта игра… то, что он ощущал, не поддавалось описанию. Музыка словно подхватила и закружила его вместе с еще нераспустившимися лепестками яблонь, вместе с плывущими по небу облаками, вместе с весной, с городом. Это произведение Валентин раньше нигде не слышал. Интересно, музыкант сам написал его или откуда-то взял? Несмотря на то, что они находились посреди города в горах, почему-то упорно представлялось море и ночной прибой. Но откуда, если Валентин и на море-то не был?

Он удивленно выдохнул и медленно приблизился к группе людей, толпившихся возле музыканта. Когда последняя нота прозвучала и затихла, толпа разразилась аплодисментами, а потом постепенно начала расходиться. Валентин остался стоять возле одной из колонн и не поверил своим глазам, увидев самого музыканта.

Арно Савиньяк в черных джинсах и алом пальто спокойно собирал таллы и суаны, которые набросали ему в футляр за игру, методично ссыпая их — и мелочь, и бумажные — в рюкзак. Потом аккуратно и бережно уложил скрипку в футляр, поднял взгляд — и наткнулся на Валентина.

— Привет, — голос Валентина звучал хрипло, и он прокашлялся. — Прошу прощения, что спрашиваю, но это ты играл?

На одно безумное мгновение стало страшно, что его сейчас пошлют к закатным кошкам, но настороженно-колючий взгляд сменился еле заметной улыбкой, и Арно кивнул. Валентин с усилием оттолкнулся от колонны и сделал шаг вперед. Идея, поначалу неясная, далекая, постепенно начинала обретать ясность, и ему не хотелось упускать этот шанс.

— Откуда эта мелодия?

— Нухутские национальные мотивы, — ответил Арно. — Ну, то есть, основа — я прошлым летом с Ли — со старшим братом — ездил отдыхать в Нухут и услышал, как играют их кочевники на пляже. Обычно скрипка с акустической гитарой. Ночью у костра оно звучит еще лучше, поверь. А так я сам обработал, добавив кое-что свое. Тебе правда понравилось?

— Это было потрясающе, — совершенно искренне сказал Валентин. — Я не знал, что ты так умеешь.

На концертах в музыкальной школе он слышал игру Арно, но она отличалась от этой, как настоящее пламя отличается от электрических углей. В школе Арно играл правильно, хорошо, на достойном уровне, но как-то без души. Словно ему было не особо интересно то, чем он занимается. Из-за этого казалось, что в музыкальную школу его попросту заставили пойти — такое встречалось сплошь и рядом. Но недавняя игра на скрипке полностью изменила мнение Валентина, и теперь он даже не знал, что думать.

Арно закинул рюкзак на спину и взял футляр со скрипкой в руки. Он долго смотрел на Валентина, а потом сказал:

— Я просто классику не очень люблю. Я другое люблю. Как это. И свое, — он поправил лямку рюкзака и добавил, словно прочитав чужие мысли. — А на концерты в музыкалке обычно только родители учеников приходят. И то уходят сразу после выступления своих детей. Получается, если ты выступаешь среди последних, то играешь в полупустом зале. Для кого там стараться?


Месяц Осенних Волн 400 года Круга Волн

* * *

Шнеештрааль бурлила в своем каменном русле, с яростью низвергая потоки воды вниз, в долину, где возле Вайзтанне ей предстояло соединиться с «сестрой» — столь же непослушной и резвой Доннерштрааль, и вместе влиться в Вибору, неся горные воды вплоть до Устричного моря.

Пожелтевшие влажные листья на деревьях, легкая морось в воздухе — к вечеру, скорее всего, ляжет туман. Группа находилась возле Агмари — национальный парк, лес, река, деревенские домики — идеальное место для фотосессии. Запись альбома шла полным ходом, а сегодня по плану были съемки для плакатов и промо-материалов.

Арно и Йоганн стояли возле большого, поросшего мхом валуна, что-то негромко обсуждая — наверно, гитарные партии. Руки Арно были затянуты в черные перчатки — Валентин знал, что у него всегда мерзли пальцы, когда холодало. Норберт курил в стороне, разглядывая лесные виды, стараясь не мешать никому своим дымом и натянув вязаную шапку до самых бровей. Айрис устроилась возле Валентина, задумчиво рассматривающего ревущую реку с ее порогами. Она куталась в бордовое пальто, спрятав в шарф почти все лицо. Из-за влажности холод ощущался особенно сильно. Валентин поднял с земли шишку, размахнулся и бросил в реку, наблюдая, как течение тут же увлекает ее за собой.

— Мерзнешь? — сочувственно спросил он у Айрис.

Та кивнула.

— Что-то наш фотограф опаздывает. Хотя, должна сказать, погода сегодня очень подходящая для съемок — такая таинственная и мрачная.

— Это точно, — согласился Валентин. — Мы в школе ездили сюда на экскурсию в лагерь на пару дней. Ответственным за нас пришлось непросто.

— Почему?

— Некоторые… особо одаренные и энергичные ученики посчитали, что искупаться в Шнеерштрааль будет забавно.

Айрис передернула плечами.

— Никто не… того?

— Нет, — Валентин усмехнулся. — Успевали оттащить от воды и надавать подзатыльников. Мне здесь нравится, красивые места.

— Мне тоже. В Агмари такие домики классные, словно игрушечные. И все деревянные. Вальхен, спасибо, — неожиданно сказала Айрис, повернувшись к нему.

— За что? — опешил тот.

— Благодаря тебе я побывала в стольких городах и действительно потрясающих местах, — серьезно пояснила она. — Если бы не группа, мне пришлось бы вернуться в Надор после академии, в эту шахтерско-индустриальную дыру. Потому что куда еще мне было податься? А так я правда тебе благодарна за этот шанс, — прежде, чем Валентин успел что-либо сказать или возразить, Айрис легко поцеловала его в щеку и побежала встречать Катарину, как раз подъехавшую на стоянку на своем белоснежном «Мориске».

Валентин моргнул, недоуменно глядя Айрис вслед. Вот же… Сам он никогда об этом не задумывался — что для кого-то группа может означать свободу.

Идея создать группу появилась у него давно, другое дело, что до встречи с Арно все казалось слишком туманным и невозможным. Отец хотел, чтобы Валентин после академии поступил в Талигойский симфонический оркестр. В принципе, до мысли о группе Валентин не возражал. Но, узнав Арно и почувствовав на своем опыте, каково это, играть с теми, с кем действительно нравится играть, тем более играть собственные вещи, он изменил решение. Отец был против, посчитав затею совершенно бесперспективной. «Только деньги зря потратишь», — все, что услышал от него Валентин. Поэтому первое время ему помогал Джастин. И морально, и финансово.

С Джастином вообще было просто — он с самого начала знал о связи брата с Арно и не только не возражал, но и поддерживал их обоих. А вот от всех остальных приходилось скрывать — не хотелось лишний раз ссориться. Вряд ли родители вышвырнули бы Валентина из дома или прекратили общение, но все равно не стоило испытывать судьбу. Особенно после того, как Джастин — разумеется, тайно от брата — затащил Вальтера Придда на концерт «Алой волны» в один из клубов Олларии, отец похмыкал и согласился, что группа не так уж плоха. Валентин тогда от изумления потерял дар речи, а Джастин лишь самодовольно посмеивался, размешивая коктейль трубочкой, словно он тут не при чем.

Но для Айрис, похоже, их группа значила даже больше — саму возможность где-то побывать и сделать что-то по-настоящему стоящее, заметное.

С Айрис они познакомились в академии. Точнее, Арно услышал, как она поет, и, бесцеремонно ввалившись в комнату для подготовки к занятиям, предложил то, от чего Айрис не только не стала отказываться, но с восторгом согласилась в ту же секунду.

После того, как нашлась вокалистка, дело оставалось за малым, и они разместили объявления в академии и на сайтах насчет бас-гитариста и ударника. Братья Катершванц были не первыми, кто появился на прослушивании, но последними, кого прослушал Валентин, сходу утвердив их кандидатуры. А дальше… дальше началось осуществление общей мечты.


Месяц Осенних Скал 395 года Круга Волн

* * *

После встречи в переходе Валентин не виделся с Арно несколько месяцев — занятия закончились, и Джастин приехал за ним, чтобы увезти в Олларию. Увидев его обалдевшее, даже слегка осунувшееся от сессии лицо с кругами под глазами, Валентин не удержался и хмыкнул.

— На себя посмотри, школьничек, — беззлобно огрызнулся Джастин, залпом выпивая шадди, принесенный Ирэной. — И вообще, вот будешь в моем возрасте, я посмеюсь, когда начнешь сессии сдавать.

Общими усилиями Джастина все же уговорили не срываться сразу в обратную дорогу, а остаться у Ирэны и хотя бы ночь поспать по-человечески, пусть даже у него через три дня очередной экзамен. На следующий день они с Валентином уехали на все лето в Олларию.

Еще несколько месяцев назад Валентин и сам поехал бы в столицу с удовольствием — соскучился по родителям и братьям, но сейчас предпочел бы остаться в Торке. Наверно, это было глупо — Арно вряд ли проводил каникулы в городе, скорее всего, тоже уехал куда-нибудь с семьей, но… Джастин, если и заметил странное настроение брата, то не счел нужным вмешиваться. Или просто настолько устал от сессии, что ему было не до чужих переживаний.

В конце лета, едва вернувшись в Торку, Валентин поймал себя на том, что слишком часто оказывается у того самого перехода в надежде снова услышать игру Арно — настоящую игру Арно. Но его почему-то не было, и впервые они увиделись лишь с началом школьных занятий.

Валентин еле дождался окончания уроков, и, когда учитель их отпустил, догнал Арно на улице. Тот сразу заметил растрепанные волосы и сбившееся дыхание, неопределенно хмыкнул, но в уголках губ притаилась улыбка.

— Привет, — Валентина накрыло странное ощущение повторяющихся событий. — Ты в музыкальную?

— Да, — в руках Арно привычно держал футляр со скрипкой. — Расписание узнать и там еще что…

— Можно с тобой?

В черных глазах мелькнуло удивление. Валентин подумал, что со стороны он, должно быть, смотрится крайне странно — как какой-то ненормальный сталкер, а то и хуже. Ведь они почти не знакомы, не считать же общением тот короткий разговор весной?

— Давай, — ответил между тем Арно и спокойно продолжил путь.

— А ты больше не играешь в переходе? — не удержался Валентин.

Арно удивленно покосился на него.

— Играл. Почти все лето. У папы на работе не заладилось, отпуск накрылся, и я здесь остался, — объяснил он. — Делать-то нечего, вот и ходил играть. Заодно на кафешки себе подзаработал, — он довольно усмехнулся, но тут же посерьезнел. — Хотя какие там кафе, мне смычок новый нужен. Этот совсем истрепался.

«Так и знал, что нужно было оставаться», — с досадой подумал Валентин.

— А ты где пропадал? — вдруг спросил Арно.

— В Олларии, — нехотя признался он. — У меня там семья живет. Здесь я у сестры и ее мужа.

— А чего так?

— Лучшая музыкальная школа и академия в Талиге.

— А-а-а.

Почему-то вот так идти рядом с Арно по тротуару, усыпанному пожелтевшими листьями, казалось настолько обыденным, словно они делали это уже долгие годы.

— Сам решил или родители заставили?

— Сам. А ты?

— Тоже сам. Хотя у меня мама на пианино играет, так что отчасти музыка — это семейное.

— Арно, могу я кое-что спросить?

— Конечно.

— Ты играешь в переходах, потому что… ну, — Валентин замялся, отчаянно пытаясь найти подходящие слова.

Арно понял и хмыкнул, изогнув бровь.

— Нет, — спокойно ответил он. — Дело не в деньгах. Папа нормально зарабатывает, а Лионель и Эмиль — мои старшие братья — так вообще живут отдельно, Эмиль в Сэ с семьей, а Ли — в Олларии. Просто… помнишь, что я тебе весной говорил насчет концертов в музыкалке?

— Помню.

— Ну, вот поэтому. Мне хочется играть для кого-то, — признался Арно. — Потому что только тогда я могу играть, — он выделил это слово. — Я паршиво объясняю, да?

— Нет, — Валентин помотал головой. — Я понял.

— Хм, — Арно смерил его задумчиво-оценивающим взглядом. — Пожалуй, и правда понял. А хочешь, попросим наших учителей подобрать нам что-нибудь? — предложил он, когда они уже подходили к двухэтажному кирпичному зданию музыкальной школы.

— Подобрать?

— Можно вместе выучить какую-нибудь композицию и сыграть на Зимний Излом, знаешь же, тогда всегда концерт бывает.

— Хочешь, чтобы я тебе аккомпанировал? — не поверил в свое счастье Валентин.

Арно пожал плечами.

— Я слышал, как ты играешь, и мне понравилось. Тебе и на концертах интересно, в отличие от меня. Вот я и думаю, если нам играть вместе, вдруг мне тоже станет интересно? И вообще, мне действительно любопытно, каково это — играть с тобой.

Валентин решил молча кивнуть, чтобы не спугнуть удачу.


Месяц Осенних Молний 400 года Круга Волн

* * *

Арно аккуратно припарковал машину на обычное место и зевнул, прикрыв рот рукой в перчатке. Валентин, сидя на пассажирском сидении, разглядывал почти пустынную улицу — торкская студия звукозаписи «Ноты севера» располагалась на склоне небольшого холма на западной окраине города, поэтому здесь было немноголюдно. Невысокие частные дома, два небольших продуктовых магазина, кафе и студия, находящаяся в трехэтажном здании, с изогнутым фонарем у входа и раскидистыми лиственницами во дворе. Дальше улица уходила в холмы и плавно заворачивала назад на юг, к Агмари. Торка была «тупиковым» городом, через горы не проехать ни в Дриксен, ни в Бергмарк. Для этого пришлось бы вернуться на юг в Ноймар и уже оттуда выбирать — на запад или на восток.

Арно заглушил мотор, проверил машину, подхватил футляры со скрипкой и с гитарой с заднего сиденья и кивнул Валентину — можно вылезать. У самого Валентина машины не было, водить он не умел. Арно два года назад на день рождения семья подарила темного «Зильбера» в честь выхода первого альбома. Хорошая машина, особенно для горных дорог. Арно сначала ворчал, что «Зильбера» надо перекрасить в алый, но потом то ли забыл, то ли стало лень возиться, в итоге оставил, как есть.

А Джастин до сих пор водил того самого «Линарца», на котором отвез брата в Торку впервые. Валентин спрашивал, почему бы ему не поменять машину — все же работает юристом теперь, костюмы вон носит, хотя хвостик так и не отрезал, но Джастин пожимал плечами и резонно замечал, что, пока на ходу, сойдет.

На улице оказалось холодно, оба кутались в пальто и шарфы, пока шли к студии. Над Айзмессер висели низкие, серые облака — там шел снег.

— Скоро к нам придет, — Арно тоже посмотрел в ту сторону. — Напомни мне дома достать свитера и зимнюю куртку.

— И ты мне, — Валентин улыбнулся. Ему нравилась и осень с ее меланхоличным настроением, желтой листвой и туманами, и зима — довольно суровая здесь, в горах, но дарящая пронзительно свежий воздух по утрам и сверкающая тысячами маленьких солнц на ровном снежном покрывале.

— Точно, шины же нужно переобуть, раз скоро снег, — спохватился Арно, оглядываясь на «Зильбера» и цокнул языком. — Чтоб я еще про это вспомнил. В этом году поздновато, поэтому совсем из головы вылетело.

— Можно после работы, — предложил Валентин. — Заодно поедим где-нибудь в городе.

— Можно, — кивнул Арно. — Но только если у меня все документы на машину — в машине. Если я оставил что-нибудь дома, придется сначала заехать туда.

— Мне к пяти нужно в академию.

— Я помню, — Арно открыл дверь студии и пропустил Валентина внутрь первым. — Ты не волнуйся, если что, подброшу до академии и пойду «переобуюсь». А потом заеду за тобой на обратном пути.

— Хорошо.

Катершванцы уже были на месте, в контрольной комнате, обсуждали что-то с звукорежиссером. Айрис как раз пела в комнате записи. Йоганн возился с уже записанным — накладывал звуковые дорожки друг на друга и наслаивал мелодии одну на другую, чтобы решить, что звучит лучше. Йоганну нравилось это делать, и никто не возражал — работал он качественно. Норберт тоже был занят оборудованием. Оба приветственно вскинули руки при виде Валентина и Арно. Те ответили на приветствие и сразу включились в рабочий процесс.

С Айрис было приятно сотрудничать с самого начала — она все схватывала на лету и редко ошибалась в мелодии. Довольно быстро запоминала слова, а иногда подбрасывала свои, весьма дельные и уместные идеи.

— Как дела? — спросил Арно, когда она закончила петь и вышла из комнаты записи к ним.

— «Искушение» записываем, — улыбнулась Айрис. — Почти готово. Остались еще «Нухутские костры», «Ночь на побережье» и последняя часть «Восточной сказки», там, где идет поэма под музыку. Ну, и ваши инструменталки. А потом нам будет нужен хексбергский оркестр.

— Сначала придется с сессией в академии разобраться, — поправил Валентин.

— Ой, точно, — Айрис скривилась. — Так лень, не поверишь.

— Вы молодцы, — Арно довольно потянулся, снял, наконец, перчатки и открыл футляр со скрипкой. — В принципе, можем сегодня хотя бы одну инструменталку сделать. М-м-м? — он вопросительно посмотрел на Валентина.

Тот кивнул, сверяясь со списком песен и с пометками уже сделанного.

— Давай. «Меланхолию»?

— Мысли читаешь.

— Это не мысли, это настроение, — вздохнула Айрис. — Зима на носу, вот и…

— Зима — это не только темнота и морозы, — назидательно поднял палец Норберт. — Но еще и глинтвейн, посиделки в гостях или барах, огоньки Зимнего Излома…

— …и вообще сплошная романтика, — вклинился Йоганн, ехидничая на столь необычный настрой брата. Тот фыркнул и вернулся к своим делам, сочтя ниже своего достоинства вестись на очевидную иронию.

Арно тем временем начал настраивать скрипку, как всегда в этот момент выпав из беседы и реальности. Валентин старался не слишком открыто наблюдать за ним — ему нравилось, как Арно выглядит, когда играет — как поводит смычком по струнам, как прислушивается к тому, что делает, и иногда еле заметно кивает сам себе, как нетерпеливо откидывает мешающиеся пряди. Легкий наклон головы, полуприкрытые глаза.

Странно, столько лет прошло, что само по себе казалось невероятным, а Арно по-прежнему оставался для Валентина главным вдохновением. Тем, для кого он писал и пишет музыку в первую очередь.

Арно опустил скрипку, вопросительно посмотрел на Валентина и, дождавшись утвердительного кивка, исчез в комнате звукозаписи. Привычным жестом расправил ноты на напольном пюпитре и надел наушники, которые заодно служили ободком, удерживая челку. Валентин знал мелодию — дома они проигрывали ее несколько раз, но все равно с интересом и некоторым волнением наблюдал за игрой. Впрочем, волноваться было не о чем, его музыку Арно всегда играл безупречно, дополняя своей.

Совсем как в тот раз, когда Валентин впервые сыграл для Арно из своего давнего творчества и попросил дополнить скрипичной мелодией. День, после которого начался их путь к тому, чтобы в итоге оказаться вместе — во всех смыслах этого слова.


Месяц Зимнего Ветра 395 года Круга Волн

* * *

Концерт на Зимний Излом окончательно убедил Валентина в правильности решения — Арно нельзя упускать из виду, если он действительно хочет воплотить свою задумку. И не только потому, что играть и репетировать вместе оказалось на удивление легко, словно они занимались этим всю жизнь. Оба понимали друг друга с полуслова и действовали слаженно, на радость учителям — те сначала удивились желанию своих учеников сыграть вместе, а потом уже вовсю договаривались о будущих проектах.

Была еще одна причина, по которой Валентину хотелось играть именно с Арно и сочинять музыку именно для него. Причина, в которой он пока боялся признаться даже самому себе, предпочитая оставлять намеки в музыке и набросках песен. Вряд ли они пригодятся, но практиковаться в любом случае не помешает.

Они часто ходили друг к другу в гости и занимались вместе, попутно обсуждая музыку и не только — как оказалось, обоих интересовали схожие вещи. Август и Ирэна не возражали против визитов Арно, и это всех устраивало — Валентин предпочитал находиться у себя дома и не любил отвечать на чужие вопросы, а тем более показывать свои композиции другим, незнакомым людям, а Арно нравилась более просторная комната и то, что никто не войдет и не задержится потом с каким-нибудь разговором. И можно посмотреть удивительно красивые наброски мелодий, которые Валентин почему-то не хотел никому показывать.

— Вот объясни мне, как ты собираешься создавать группу, если боишься показывать свою музыку другим? — проворчал как-то раз Арно, сидя на кровати и возясь с настройкой аккустической гитары.

Как выяснилось, он умел играть и на гитаре тоже, хотя специально этому не учился. Узнав о желании Валентина собрать группу, он заинтересовался и, похоже, обрадовался.

— Из разряда фантастики, конечно, но почему бы и нет, — решил Арно.

С тех пор они иногда обсуждали, что именно потребуется, и когда этим стоит заняться всерьез — понятное дело, до окончания школы создание группы невозможно, но в академии после поступления можно попробовать.

— Я просто не люблю показывать незавершенные вещи, — Валентин вздохнул и провел рукой по волосам. — А тем более, как бы сказать… старшему поколению, которое, скорее всего, не поймет.

— Хм, думаешь, мама поднимет нас на смех? — Арно продолжал негромко перебирать струны. Кажется, тот самый нухутский мотив, только на этот раз в переложении для гитары.

— Думаю, любой взрослый поднимет нас на смех. Ты сам знаешь, как родители относятся к фантазиям детей о карьере в шоу-бизнесе. Если честно, не представляю, как быть со своими — они точно не обрадуются и вряд ли поддержат.

— Но ты же не бросишь эту идею?

— Нет. Мне никогда ничего не хотелось настолько сильно.

Арно перестал играть, внимательно всмотрелся в лицо Валентина, а потом кивнул и широко улыбнулся.

— Тогда не волнуйся. Как-нибудь со всем разберемся.

За окном валил снег, уже темнело, хотя время было раннее. Был выходной, и Валентин сразу после обеда приехал к Арно. Им выпал один из редких дней, когда матери Арно не оказалось дома — отправилась за покупками.

Арно жил с матерью в частном доме с небольшим двором. Его отец приезжал редко — большую часть времени он находился на базе, расположенной где-то в торкских горах. Со старшими братьями Арно Валентин тоже пока не познакомился — Эмиль давно перебрался в Сэ, где у него была своя семья, а Лионель работал в Олларии, в собственной небольшой фирме. Лионель часто наведывался в Торку, а в отпуск ездил по разным странам, обычно прихватив с собой Арно — оттуда тот и знал столько всякой музыки и обычаев.

— Кстати, насчет незавершенных вещей, — Арно отложил гитару в сторону и лег, сцепив руки под подбородком. Валентин сидел на полу, проваливаясь в пушистый ковер — ему так больше нравилось. — Мне же ты показываешь.

Валентин поднял взгляд, стараясь выглядеть как обычно, спокойно и бесстрастно, хотя слишком хорошо понимал, что попросту пялится на Арно — на его растрепанные волосы, тонкие губы, родинку на щеке и почти черные глаза.

— Потому что ты — другой, — ответил он.

— Почему другой? — удивился Арно. — Ты не думай, я не дразню или там чего, просто любопытно.

— Я доверяю тебе, — медленно произнес Валентин. — Ты понимаешь музыку, понимаешь то, о чем я хочу сказать в своих песнях. Поэтому я не боюсь показывать.

Арно неожиданно сполз на ковер, почти вплотную к Валентину, и взглянул ему прямо в глаза.

— В таком случае хочешь узнать, о чем именно я догадался из твоих песен?

Валентин настороженно замолчал, одновременно надеясь и боясь неправильно понять. Впрочем, ответ и не требовался. Арно просто подался вперед и поцеловал его — неловко и немного неуклюже — было очевидно, что он делает это впервые. Но как потрясающе это ощущалось. Валентин облизал губы и недоуменно моргнул.

— А что еще ты понял? — шепотом спросил он.

Арно усмехнулся и вдруг прижался к Валентину, повалил его на спину на ковер, бесцеремонно навалившись сверху. Светлые волосы скользнули по щеке, приятно щекоча, когда Арно поцеловал его снова, уже немного увереннее.

— То, что ты мне тоже нравишься, — просто ответил он.


*«And there forever remains that change from G to E-minor» - строчка из песни «Song of Myself» группы «Nightwish».



Приложение


«Алая волна»

Айрис Окделл — вокал

Валентин Придд — композитор, автор текстов, клавишные

Арно Савиньяк — композитор, лидер-гитара, скрипка, вокал

Йоганн Катершванц — бас-гитара, бэк-вокал

Норберт Катершванц — ударные



Забытые мелодии

1. Вступление (инструмент.) 2:35

2. Северное сияние 5:33

3. Искушение 4:28

4. Возвращение 3:55

5. Ночь на побережье 5:07

6. Из глубин 7:32

7. Интерлюдия (инструмент.) 2:56

8. Нухутские костры 4:20

9. Оазис 6:02

10. Долина песков 4:10

11. Меланхолия (инструмент.) 4:32

12. Восточная сказка 9:55



Журнал «Музыка волн», №136, месяц Весеннего Ветра 399 года Круга Волн

Корреспондент: Итак, мы находимся в Хексберг, городе морских легенд и озорных кэцхен. Сейчас глубокий вечер, и на сцене театра «Энтенизель» только что закончился концерт торкской симфоник-метал группы «Алая волна». Это их второй тур и второй альбом, и ребята демонстрируют нам поразительный талант, стремительно завоевывая сердца фанатов уже не только в Талиге, но и в Дриксен и Гаунау. С нами находятся Валентин Придд и Арно Савиньяк — разум и душа этой группы, насколько мы слышали. Как вам подобное распределение ролей?

Арно: (удивленно) Не знал, что нас так называют. А ты?

Валентин: Увы. Я безнадежно отстал от жизни в интернете. Спасибо, что просветили.

Арно: Не уверен насчет себя, но Валентину точно подходит. Он пишет песни и музыку, так что это очевидно.

Валентин: Зато ты самый общительный и, пожалуй, да — душа группы.

Корреспондент: Выходит, главный творец у вас Валентин? Что вдохновляет вас на сочинение музыки?

Валентин: Обычно прочитанные и запомнившиеся истории. И некоторые пейзажи, события, мысли… Много чего на самом деле. Идеи есть повсюду, главное — суметь поймать их и превратить в музыку.

Корреспондент: Опишите обычный процесс создания песни.

Валентин: Бывает по-разному. Иногда сначала придумываются слова и лишь потом мелодия. Иногда наоборот. Я записываю получившееся, потом показываю Арно. Если он одобряет, показываю остальным. Если нет, переделываю.

Корреспондент: Получается, Арно второй человек после вас?

Валентин: (смущенно) Можно сказать и так, хотя важные решения мы принимаем вместе, всей группой.

Корреспондент: Вы давно знакомы?

Арно: Со школы. Учились в одном классе, а потом Валентин предложил создать свою группу, и я согласился. Дальше нашли Айрис, Йоганна и Норберта — и вот мы здесь.

Корреспондент: Расскажите немного об остальных участниках.

Арно: Давайте я, а то Валентин вконец замкнется, он у нас интроверт. Значит, сначала Валентин. Любит свой рояль, книжки и классику. Ненавидит готовить. Общаться можно, только осторожно.

Валентин: Когда ты так говоришь, это звучит ужасно.

Арно: Ну, так и есть. А, зато он любит убираться. Даже в студии.

Валентин: Арно!

Корреспондент: (смеется) Извините, продолжайте.

Арно: Дальше Айрис. Она у нас как общая младшая сестра. Активная, добрая, любит чай, здорово поет. Что еще от вокалистки нужно? А Норберт и Йоганн — близнецы, наш счастливый талисман.

Корреспондент: Почему?

Арно: У меня старшие братья — тоже близнецы, вот я и придумал (смеется). Норберт, несмотря на то, что ударник, более спокойный и рассудительный, а Йоганн любит оторваться во время концертов.

Валентин: Ты забыл рассказать о себе. Давай я?

Арно: Нет, даже не смей! Я знаю, ты отомстишь мне за готовку. Поэтому… Значит, скрипач и гитарист, Арно Савиньяк. (насмешливо) Как уже говорилось, общительный, умный и просто хороший парень.

Валентин: (приподнимает бровь) И почему я не удивлен.

Корреспондент: (смеется) Переходим к следующему вопросу. Есть ли у вас музыкальное образование?

Валентин: Да, причем у всех. Все мы сначала учились в музыкальных школах, а теперь в академии.

Корреспондент: Отлично, тогда понятно, откуда у вас склонность к, собственно, симфоник. Как вам этот тур? Много еще выступлений осталось?

Арно: Я доволен. Получается хорошо, публика радует, и сегодняшний концерт можно назвать одним из лучших, было действительно здорово.

Валентин: Да, очень. А осталось… (обращаясь к Арно) Что у нас осталось?

Арно: Мариенбург, Акона и завершающий концерт в Олларии.

Корреспондент: Какие у вас планы на будущее?

Валентин и Арно: (хором) Отдыхать (смеются).

Арно: После тура планируем устроить небольшой отпуск, а то график у нас насыщенный, и все устали. Нужно отдохнуть.

Корреспондент: Когда выйдет следующий альбом?

Валентин: Полагаю, в студию мы вернемся ближе к осени. У меня есть некоторые задумки и материал в запасе, поэтому, думаю, проблем не будет.

Корреспондент: Значит, в следующем году ждем ваш новый альбом?

Валентин: Надеемся на это. Если Арно одобрит.

Арно: Одобрю, конечно. Не делай из меня чудовище.

Корреспондент: Спасибо, что уделили время. Удачи на концертах, надеюсь, у вас все получится.

Валентин: Спасибо.

Арно: Спасибо, было приятно пообщаться (галантно целует руку).

Корреспондент: Ой (краснеет). Теперь понятно, что имели в виду, когда говорили, что вы душа группы (смеется). Удачи!


* * *

— …Не люблю я все же интервью. Так неуютно всегда, и боишься ляпнуть лишнее, и ощущаешь себя полным идиотом.

— То-то у тебя так хорошо получается. Руки целуешь, журналистов с полуслова очаровываешь.

— Ревнуешь? Нет, подожди, ты что, серьезно?

— А ты как думаешь?

— Да брось. Ты же знаешь.

— Знаю. В гостиницу или в клуб?

— А ты куда хочешь?

— Если ты не устал, можно в клуб.

— Хочешь потанцевать?

— Разве что с тобой.

— Договорились. Специально для тебя изображу танец из того фильма. Смеешься? Ну-ну, посмотрим еще, кто из нас лучше двигается не в постели.


Продолжение в комментариях.

URL
Комментарии
2016-11-05 в 00:02 

OE Big Bang 2017
изображение

URL
2016-11-05 в 00:03 

OE Big Bang 2017
изображение

URL
2016-11-05 в 00:03 

OE Big Bang 2017
изображение

URL
2016-11-05 в 00:04 

OE Big Bang 2017
изображение

URL
2016-11-05 в 00:04 

OE Big Bang 2017
изображение

URL
2016-11-05 в 00:05 

OE Big Bang 2017
изображение

URL
2016-11-05 в 00:05 

OE Big Bang 2017
изображение

URL
2016-11-05 в 00:06 

OE Big Bang 2017
изображение

URL
2016-11-05 в 00:06 

OE Big Bang 2017
изображение

URL
2016-11-05 в 00:07 

OE Big Bang 2017
изображение

URL
2016-11-05 в 16:35 

freir
"Только у нас - патентованные капли Валентинин от излишней горячности и несдержанности"
Уже начало совершенно упоительное. Как всегда. Я в восторге от того, в каком количестве самых ранообразных тем вы разбираетесь и оперируете терминами. Валентин, сидящий за пианино, и Арно, который за ним наблюдает :heart:
Но потом начался Джастин, и я вообще лежу котиком. Обожаю их взаимоотношения, и они вам всегда удаются.
Валмонский стадион размазал :)))) аллюзии вам удаются прекрасно :)))
Найтвиш.
Приложение.
Вы просто космос. Сорри за сумбурный отзыв.
Наркотики были внезапны. Переживаю за Арно. И за Валентина тоже. Как же он не заметил? :weep3:
Ояенот. Они сломали руку пианисту...
Диалог Джастина и Лионеля - это что-то потрясающее!!! "— Нет, — Лионель нервно усмехнулся. — Самое паршивое, что мне еще только предстоит звонить и объяснять все своим родителям."
Спасибо большое за хэппи-энд. :red:
Это что-то восхитительное...

2016-11-05 в 17:59 

:hlop::hlop::hlop::hlop::hlop::hlop::hlop::hlop::hlop::hlop::hlop:

Еще не начав читать, уже хотела сказать, что заглушки с нотами - великолепно.
И рисунок, где двое в темноте :vo:

Прочитав: роскошные Айрис и Катершванцы! Обалденный диалог в отеле у Ли и Джастина. Спасибо за живых Джастина и папу Арно, и вообще папа Арно - лапочка и понимающий, как медведь Хайнрих в другом фике. Сцена, где группе снимают клип в костюмах Камши - отличная идея. Менеджер Катари! А что, это ее дело, так и вижу хрупкую леди Уму Турман из Be Cool 2.
По сюжету - Арно молодец, что смог выкарабкаться из такой дряни, и как хорошо, что у него оказалась такая поддерживающая семья.
Им с Валентином желаю удачи:D, а авторам - еще больше приддоньяков, хороших и разных!

URL
2016-11-05 в 19:14 

Scrutinizer
Гость, спасибо! Я старалась!
Авторы волшебники и вдохновители!

2016-11-05 в 19:17 

Scrutinizer
Гость, спасибо! Я старалась!
Авторы волшебники и вдохновители!

2016-11-05 в 19:50 

Shelby* [DELETED user]
freir, Гость, большое спасибо за отзывы от обоих авторов! :red: :white: :red:

freir,

в каком количестве самых ранообразных тем вы разбираетесь и оперируете терминами
Просто я в музыкалке училась и даже ее закончила. А гармония была моим любимым предметом, поэтому я даже спустя 12 лет все еще помню эти основы основ. :gigi:

Найтвиш.
Да, есть немного.))) Со средней школы их слушаю, но именно вштырило по полной и навсегда - после альбома Imaginaerum, где восхитительно ВСЕ - и концепция, и слова, и музыка. :heart:

Как же он не заметил?
Такое бывает. Тем более, что Валентин был занят в академии и в студии, а Арно же скрывал намеренно.(

Диалог Джастина и Лионеля - это что-то потрясающее!!!
Они тут такие два великовозрастных дебила. :-D

Спасибо большое за хэппи-энд.
Тут было несколько мрачных и ужасных вариантов, но решили сделать в итоге вот так. :)

Гость,

Обалденный диалог в отеле у Ли и Джастина.
Спасибо.)))

Спасибо за живых Джастина и папу Арно
Хотелось написать про отца Арно. :) Он и по канону, вроде, был добрым человеком.

Им с Валентином желаю удачи
Все у них будет хорошо. :)

а авторам - еще больше приддоньяков, хороших и разных!
Спасибо! :sunny:

2016-11-06 в 01:04 

freir
"Только у нас - патентованные капли Валентинин от излишней горячности и несдержанности"
Пришла с комьпьютера и рассмотрела иллюстрации, не видные с тапка
:heart:_:heart:
Листки с нотами особенно сразили. Как-то столько эмоций сразу.
И в иллюстрации с переломом руки столько трагизма, как кадр из фильма :inlove:
Заглушки лаконичны и одновременно информативны!

2016-11-06 в 07:03 

Scrutinizer
freir, спасибо :heart: .

2016-11-06 в 21:10 

Доброго времени суток!
Shelby*, itildin, огромное спасибо! Это просто замечательный подарок - макси-приддоньяк со счастливым финалом! Приддоньяки вообще стали такой редкостью...
читать дальше

2016-11-06 в 22:59 

itildin
As you wish
НеЛюбопытное созданье,

Спасибо за подробный отзыв :red: :white: :red:

Я его очень люблю и всегда радуюсь историям, где он остается жив - и не в последнюю очередь потому, что Валентину не приходится терять любимого брата.
Да, Джастин очень интересный и классный персонаж и раз уж в каноне его, по сути, нет, то всегда приятно про него написать :)

принял Арно таким, какой он есть и поверил в него, дав шанс доказать, что его не нужно всю жизнь за ручку водить и выдавать деньги строго под отчет. Конечно, после саккоты парень вместо невестки - это цветочки, но, судя по всему, даже без такой "альтернативы" он смог бы понять, что Валентин для сына не блажь и не бунтарство, а такая же любовь на всю жизнь, как для него самого - Арлетта
И Арно-старшему и Арлетте после всего случившегося сложно было опять начать доверять Арно, но оба понимали, что, чем раньше они это сделают, тем быстрее Арно сможет заново освоиться. Мы еще планируем написать несколько сайд-стори к этому фику, в том числе и про то, как Валентину предстоит пообщаться с родителями Арно, когда те уже будут знать, что они не просто друзья )))

чем конкретно занимается Ли? Тоже юрист?
У него своя небольшая фирма. Возможно, что и юридическая )))

Так что было вторым, а что третьим - "Найери" или "Забытые мелодии"?
В приложении показаны песни с их третьего (на тот момент предстоящего и записывающегося) альбома, этот список не относится к журналу. А интервью в журнале - после их второго тура и второго альбома. Так что "Найери" - это второй альбом, а "Забытые мелодии" - третий.

2016-11-07 в 00:02 

itildin, спасибо за разъяснение по альбомам!

Мы еще планируем написать несколько сайд-стори к этому фику, в том числе и про то, как Валентину предстоит пообщаться с родителями Арно, когда те уже будут знать, что они не просто друзья )))
Ура-а-а!!!:jump: Буду ждать, как манны небесной:yes:

У него своя небольшая фирма
Это я поняла, просто интересовалась профилем этой фирмы - обычно Ли в модерн-АУ либо политик, либо юрист, либо военный, либо безопасник, так что было интересно, что вы для него выбрали, хотя это и не слишком существенно.

Побольше вдохновения, времени и сил для написания очередных шедевров!

2016-11-07 в 00:34 

Scrutinizer
НеЛюбопытное созданье, это, если можно так сказать, сон Арно в больнице. И во сне разбитая, как стекло, рука Валентина их уже разделила, они уже падают в разные стороны...
Хорошо, что это только сон!

itildin, Shelby*, сайд-стори я очень-очень жду!

2016-11-07 в 13:06 

itildin, Мы еще планируем написать несколько сайд-стори к этому фику
Ура! Троекратное!

URL
2016-11-07 в 18:24 

Scrutinizer, о я шлепошарое я созданье! После вашего объяснения снова открыла картинку, увеличила - точно, рука уже сломана. А до того мне казалось, что они за руки еще держаться и вот эта вспышка света как раз там, где рукопожатие. Оказалось, что мне казалось. Но, действительно, хорошо, что это просто сон и что он не сбылся.

2016-11-07 в 18:54 

Scrutinizer
НеЛюбопытное созданье, в каком-то смысле сбылся, но они нашли в себе силы всё исправить.
И это вдохновляет.

2016-11-07 в 20:17 

itildin
As you wish
НеЛюбопытное созданье,

Побольше вдохновения, времени и сил для написания
Спасибо :red: :heart: :white:

НеЛюбопытное созданье, Scrutinizer, Гость,

Одна сайд-стори уже написана, постараюсь выложить ее в ближайшее время :)

2016-11-07 в 20:30 

Scrutinizer
itildin, ураааааааа! *танцует сидя*

2016-11-10 в 17:07 

Ардорская Ласточка
I do it just because I can
Какой милый, милый, бесконечно милый текст:heart::heart::heart:

2016-11-10 в 18:56 

cайд-стори все видели?
itildin.diary.ru/p210982611.htm

URL
2016-11-10 в 20:08 

itildin
As you wish
olga-so,

Спасибо, рада, что понравилось :white:

2017-03-11 в 19:17 

Габриэль~
Цветы выпускают шипы просто от злости (с)
Прочитала, но не успела написать отзыв до того, как меня капитально съел реал, но я не могла бы сюда не вернуться и не перечитать. :heart:

Это прекрасно! :hlop:

Прекрасный текст и прекрасный арт, изумительно отразивший бездну отчаяния, в которую все погрузились на тот момент.
И, в противовес темноте, радует очаровательная задумка с нотами на заглушках))))

Спасибо! :heart::red::heart:

Прочитала с огромным удовольствием, переживая вместе с героями и радуясь вместе с ними. В какой-то момент я поверила, что конец отношениям Валентина и Арно, что есть вещи, которые не восстановить, что это всё, край, и дальше не стоит ждать ничего хорошего. Очень уж ярко оказались показаны боль, отчаяние и ощущение преданного доверия, потери почвы под ногами и у Валентина, и у Арно.
Какое облегчение, как здорово, что они справились будут продолжать быть вместе и заниматься любимым делом, что никто никого не потерял. Всё остальное читалось уже в состоянии, близком к катарсису)

Спасибо за рассказ и за каждого из его героев.: love:
За всех, кому дан второй шанс.
За Арно-старшего, замечательного отца для своих сыновей и просто хорошего, светлого человека.:heart:
За Арлетту, которой нелегко было принять некоторые вещи, но которая сделала это из любви)
За Айрис, умную и отзывчивую - ей безумно идет быть вокалисткой в симфо-метал группе, это как для нее создано.:inlove:
За Норберта и Йоганна, настоящих друзей - как было здорово встретить их еще раз.:buddy:
За Арно, который предолел.
За Лионеля - брата, на которого всегда можно положиться, который умеет понять и поддержать.
За Валентина, который понял, поверил и простил, хотя никогда не забудет. Ему тоже безумно идет быть творцом этой музыки, ему и Арно. :hash2:

На концертах в музыкальной школе он слышал игру Арно, но она отличалась от этой, как настоящее пламя отличается от электрических углей.

Я это как будто услышала. :heart: Верится. Во всё.

На самом деле, такие вещи, как приключились с Арно, бывает трудно заметить, и очень поздно, просто потому, что это не то, что приходит в голову, не то, во что верится о дорогом, близком, знакомом человеке. А сам человек может проявлять несвойственные ему чудеса хитрости, чтобы скрыть существующее положение дел. И перед собой и другими отказывается признать, что приобрел проблему.
Это прекрасно, что у Арно нашлась такая семья и такие друзья, и что любовь в его сердце придала ему сил обратиться за помощью и справиться. И при этом не возненавидеть тех, кто помогает и ограничивает, как это случается.

Глубоко трогающий за душу горько-сладкий рассказ. Как хорошо то, что хорошо кончается. Хотя до настоящего конца тут еще должно быть немало, и преждевременно говорить об окончательной точке.

А ещё этот рассказ заставил меня вернуться к Nightwish и симфо-металлу вообще) И иногда хочется себе представить, что я слушаю "Алую волну". :heart:

2017-03-12 в 09:45 

Scrutinizer
Габриэль~, спасибо за отзыв!!!
Очень тепло и за себя, и за авторов :heart:

2017-03-12 в 12:28 

itildin
As you wish
Габриэль~,

Ответила подробно на сообществе, и здесь тоже скажу :)
Спасибо за такой приятный и подробный отзыв :white: :inlove: :white:

   

OE Big Bang 2017

главная